Анри де Тулуз-Лотрек. Эпизоды из жизни: Семья — Импрессионизм
You Are Here: Home » Художники » Анри де Тулуз-Лотрек. Эпизоды из жизни: Семья

Анри де Тулуз-Лотрек. Эпизоды из жизни: Семья

— в бегах, скачках, «релли-пепере» и «стипль-чезе», где показал себя таким замечательным наездником, что у всех отбил охоту состязаться с ним. Он был гордостью полка. Отчаянный, неутомимый, он способен был загнать за день трёх лошадей, а сам при этом не чувствовал особой усталости, и потом можно было видеть, как он, свежий и бодрый, танцует и веселится всю ночь напролёт.


Граф Альфонс знал свою кузину с раннего детства. Они нравились друг другу, понимали друг друга, но то, что им казалось любовью, было лишь «пламенем» (выражение графа Альфонса, взятое из его письма к Рене Пренсто от 18 сентября 1901 г). С первых же дней супружеской жизни графиня Адель с разочарованием и не без тайного ужаса обнаружила, что её муж совсем не такой, каким она представляла его себе. Ничто не сближало их, наоборот, всё в нём отталкивало её.


Шёл 1868 год, а граф Альфонс по своей сущности был, скорее, человеком средневековья, современный же мир предоставлял ему возможность тратить свою энергию лишь на охоте да на бегах и скачках. У него не было цели в жизни, он полностью шёл на поводу у своих инстинктов, своих прихотей. А что могло его остановить? Деньги? У Тулуз-Лотреков был большой сейф, который пополняли управляющие, и каждый брал из него столько, сколько ему было нужно. Общественное мнение? Граф Альфонс, как и все его предки, был достаточно самонадеян, ему и в голову не приходило, что кто-то может осуждать его. Он не боялся выглядеть нелепо, в нём не было никаких сдерживающих начал. Он жил на своей особой планете, делая всё, что ему нравилось, и его бурный, необузданный темперамент толкал его на самые невероятные поступки, на всякие дикие причуды. Он был сумасбродом. Во всяком случае, такого мнения придерживались те, кто знал его близко.


В летние дни он мог разгуливать по улицам Альби в рубашке навыпуск, с соколом на руке. Иногда он останавливался и кормил его кусками сырого мяса. Считая, видимо, что его соколы не должны быть безбожниками, он поил их святой водой.


Его костюмы у человека непосвящённого вызывали удивление. Он любил одеваться необычно. Ему доставляло удовольствие рядиться то ковбоем, то черкесом, то шотландцем, то напялить на себя кольчугу крестоносца. Любил он и смешивать атрибуты различных костюмов и однажды вышел к семейному обеду в пледе и балетной пачке. Комнаты его были заполнены охотничьими трофеями, старыми руководствами по соколиной охоте, древними календарями, изъеденными червями пергаментами, оружием и кавалерийским снаряжением самого разного происхождения. Рядом с кинжалами самураев здесь можно было увидеть киргизские сёдла и вигвамы краснокожих. Особо интересовало его всё, что имело отношение к Ближнему и Среднему Востоку. Он был совершенно пленён персами. Чего только он не заимствовал у народов Азии — и кулинарные рецепты, и различные системы сбруи, и лечебные средства! «Я очень доволен своим новым кавказским башлыком, он напоминает башни Боска, — сообщил Альфонс матери и не поленился приложить набросок этого башлыка. — Я его надеваю на прогулки по лесу, и концы его из красного сукна красиво развеваются, когда я несусь вскачь». Это он писал о своих прогулках по Булонскому лесу в Париже. Его беспокойная душа заставляла его переезжать с места на место. Он колесил по всей Франции, иногда «забывая» где-нибудь на вокзале жену без денег, и ей приходилось прибегать к помощи железнодорожной администрации.


Граф Альфонс вообще отличался крайней рассеянностью: через несколько дней после свадьбы он уехал в Париж к своим друзьям по полку и приятелям по кутежам, совершенно «забыв» о том, что он только что женился.


Он всё время путешествовал, перебираясь из одного охотничьего угодья в другое, охотился на юге страны, в Боске, в своём поместье Монфа, под Кастром (там он собирался выпустить на волю двух львов). Охотился в Солони, охотился в районе Орлеанских лесов, в Лури, около Невиль-о-Буа, где он жил в разборном домике, который возил за собой куда ему вздумается, в зависимости от своих охотничьих планов.


Именно в Лури и произошёл в августе 1868 года (Маленькому Сокровищу было три с половиной года) окончательный разрыв между графом Альфонсом и его женой. Графиня Адель и так с трудом мирилась с причудами мужа, которые заставляли страдать её гордость. Но были и ещё более серьёзные причины для разрыва. Она мечтала о любви, о тихом счастье и не могла примириться с многочисленными изменами графа Альфонса, на которые его толкала пылкая кровь. Как и легендарная представительница его рода Аделаида Тулузская, он был неразборчив: крестьянки, девушки из кабаре, проститутки. Терпение графини Адели иссякло.
Как раз незадолго до этого — 27 августа — там же, в Лури, умер её второй сын, Ришар, одного дня не дожив до года. Подавленная горем, оскорблённая и униженная изменами мужа, графиня вместе с Маленьким Сокровищем выехала из Лури в Боск с твёрдым намерением с этих пор относиться к графу Альфонсу только как к кузену.


Её личная жизнь кончена. Отныне единственное её утешение — Маленькое Сокровище, её чаяния, её заботы будут связаны только с ним. После полного крушения у неё остался только этот малыш.


По материалам книги А.Перрюшо «Жизнь Тулуз-Лотрека»/ Пер. с франц. И.Эренбург. — М.: ОАО Издательство «Радуга», 2001. — 272 с., с илл. Книга на ОЗОНе


Страниц: 1 2 3

Scroll to top