Поль Сезанн. Эпизоды из жизни: «Неразлучные» — Импрессионизм
You Are Here: Home » Художники » Поль Сезанн. Эпизоды из жизни: «Неразлучные»

Поль Сезанн. Эпизоды из жизни: «Неразлучные»

Поль Сезанн. Эпизоды из жизни: «Неразлучные»

Поль Сезанн


Эпизоды из жизни:
«Неразлучные»


Поль Сезанн: коллекция


Поль Сезанн в домашнем электронном музее
(100 электронных альбомов великих художников,
включая импрессионистов)


Постеры картин Поля Сезанна


Поль Сезанн в музеях


Поль Сезанн: литература


Поль Сезанн: биография


Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


«…В одно время с Сезанном в коллеж Бурбон поступил еще новичок, только поступил он в восьмой класс, то есть двумя классами ниже Поля, хотя моложе его этот мальчик всего лишь на год. Впрочем, он даже в восьмом, с трудом поспевая за классом, плетется в хвосте. Зовут его Эмилем, он единственный сын Франсуа Золя, того инженера, благодаря которому Экс вскоре перестанет в засушливые периоды страдать от недостатка воды.


Едва Эмиль переступил порог коллежа, как все дружно объявили ему войну. И большие и маленькие, сплотившись, преследуют, изводят,ожесточенно нападают на него. За что? За многое. В двенадцать лет он всего лишь в восьмом классе; хотя он, пожалуй, и невелик ростом, а все же на целую голову выше многих своих мучителей; большой, да дурной, полный невежда. Обладай он по крайней мере безупречными манерами этакого благовоспитанного лодыря. Куда там! Вдобавок он еще близорук, этот олух; краснеет по пустякам, конфузится, как девчонка; сразу видно, что привык держаться за маменькину юбку; недаром каждый день в приемной коллежа его дожидаются две женщины — видимо, мать и бабушка: приходят полюбоваться на своего ангелочка. Кроме того — и это уже действительно «серьезное обвинение», — Эмиль не уроженец Экса: он чужак, Французишка, Парижанин, и говорит на каком-то чудном языке — что за уморительный акцент! Ко всему у него еще дефект речи, он произносит «колбата» вместо «колбаса». И наконец, верх преступления, он беден. Живет в каком-то невообразимом доме, где-то у черта на куличках, в диковинном поселке, среди цыган, ветошников и всякой голи перекатной. Впрочем, нет. Семья Эмиля там больше не живет. С тех пор как он поступил в коллеж, Золя снова переехали, теперь уже на улицу Бельгард, что не только не лучше, но даже хуже. Кто же не знает, почему не сидится на месте этим Золя: каждый раз, как они меняют квартиру, у них становится одной комнатой меньше, следовательно, и платят они меньше; коли так пойдет и дальше, они в конце концов переберутся в подвал. Нужда действительно свила у них прочное гнездо: последние пять лет, то есть со дня смерти инженера Золя, кредиторы обрывают им звонки. Эмиль, Парижанин, краснеющий балбес, к тому же еще и сирота — единственная вина, которую ему, так и быть, прощают. Над ним по крайней мере можно всласть покуражиться, ведь он беззащитен: две втянутые в запутанную тяжбу женщины, что приходят к Эмилю, вряд ли могут ему чем-нибудь помочь.


Золя попытался было дать отпор своим многочисленным преследователям. Но где ему справиться со сворой осатанелых мальчишек? До этого времени он жил баловнем семьи, рос дичком, шатался, отлынивая от уроков, по улицам или вдоль Тирсы, речушки, вьющейся по Пон-де-Беро; этот добрый, тихий, мечтательный мальчик, нежный и великодушный, любит животных, растения, все живое. И надо же было упрятать его в этот мрачный коллеж! С горестным изумлением смотрит он на сорванцов, которые ожесточенно бросаются на него. Он отступает под ударами, думая только о том, как бы скрыться и, забившись в уголок, выплакать свое горе. Счастье, если все кончается тем, что загнав его в самый конец второго двора, запрещают кому бы то ни было подходить к нему, к этому «прокаженному».


Не считает Эмиля таковым один-единственный человек в коллеже. А именно Поль. Хотя они учатся в разных классах, он старается время от времени перемолвится с ним словечком. Этот Эмиль, «задумчивый страдалец», славный мальчик, «свой парень» — вот его, Поля, личное мнение. И это мнение — кто бы мог ожидать от такого трусишки? — он подтвердил делом. Однажды, когда Эмиля вновь подвергли остракизму, Поль в порыве рождающейся симпатии нарушил запрет и, подойдя к «отверженному», стал утешать его. Все сразу же обрушились на Поля и давай его тузить: удары посыпались градом. И все же произошел раскол, отныне коллежу не идти больше стеной на одного.


На следующий день Эмиль Золя, растроганный до слез, приносит Полю Сезанну в знак благодарности большую корзину яблок. Дар признательности, дар, скрепляющий дружбу.


Сезанн и Золя, сами того не ведая, открывают новую страницу своей жизни.


Благодаря Сезанну, своему неизменному заступнику, Золя уже не чувствует себя одиноким в этом ненавистном коллеже, который сразу перестает быть для него каторгой. Дружба Сезанна согревает Золя; она мирит дичка с положением пансионера. Больше того, школьные успехи друга возбуждают в нем желание учиться. Он нагоняет упущенное время и вскоре блистает в рядах первых учеников. В нем пробуждается честолюбие. Эмиль пишет. Он, который в семь с половиной лет не знал грамоты, начинает строчить исторический роман — плагиат «Истории Крестовых походов» Мишо. Привязанный к Сезанну узами нежной преданности, он в общении с другом вновь обретает свою восторженную откровенность.


И его пылкие чувства передаются Сезанну.
Доверчивая любовь Золя открывает перед Сезанном вселенную. Наконец-то Поль может выйти за тесные границы домашнего мира. Вчера еще он прибегал за помощью к матери, находил опору у сестры. Сегодня Золя дарит ему нечто большее, чем опору, большее, чем прибежище: он увлекает его за собой в волшебное царство.


На переменах друзья не перестают болтать. Впечатления от книг

Страниц: 1 2 3 4

Scroll to top